Манускрипт

Бродячее интервью с Давыдовым

Вот и пришло время откровенного разговора, на связи господин Давыдов. Разговор получился, как на мой взгляд достаточно интересный.

В чем ты видишь свое предназначение, как человека и как манимейкер?

У манимейкера одно предназначение — бабки зарабатывать. А у человека — понять, зачем он коптит это небо.

Для кого, или для чего, ты зарабатываешь деньги, а может скорее ради чего или кого?

Мне это искренне интересно. Сами деньги меня не торкают. Я вообще не верю в реальность денег, если говорить о купюрах и монетах. Когда даги у себя в горах печатают фальшак — то это не деньги, а просто бумага и статья. А когда Госзнак на фабрике — то деньги.

У них что, есть волшебная палочка, которая из бумаги деньги делает? А у дагестанцев такой палочки нет? Или же деньги («талоны на хорошую жизнь», как любил говаривать Роберт Антон Уилсон) — это развод для идиотов?

Кем бы ты хотел видеть своих детей, и что ты для них сделал или делаешь?

Сейчас моему сыну всего два с половиной и иногда я просто не хочу его видеть, ибо спать, когда на твоих яйцах прыгают и машинкой по голове ездят — шибко затруднительно. Что я сделаю для своего сына? Пока ограничимся, что я его сделал (если жена не врет). Дальше посмотрим.

Часто ли меняются твои жизненные цели и относительно чего?

Меняются. Раз в три-пять лет — мне все круто надоедает, и я начинаю что-то новое. Вторая честь вопроса мне не понятна.

Есть ли жизненные принципы и ежели есть какие?

Я не принципиальный человек, но и не беспринципный. Я не из тех, кто верит, что все можно, что все относительно. У меня нет жестких конкретных принципов. Я понимаю, что можно по отдельности взять любой принцип и опровергнуть его, обесценить, высмеять. И это нормально. Но отказываться от принципов вообще — это никогда ничем хорошим не кончается.

 Веришь ли ты людям и верят ли они тебе по жизни?

Я верю. Да и мне верят.

Ты был когда-нибудь неформалом?

Я никогда не был активным неформалом. Не красил волосы, не ходил на митинги. Не верю в первормансы и современное искуство. Мне очевидно, что неформалы это просто конформисты противоположного толка во многом.

Я считаю себя в некотором смысле неформалом, мне претит эстеблишмент, но я не живу по принципу «если они за, то я против».

Плюс, у меня подозрение, что контркультура зачастую — это просто говно. От артхаузных фильмов до видеоинсталяций. А люди уговаривают себя, что это содержит какой-то скрытый смысл, которые видят только самые продвинутые. Ну и поэтому они этим говном восторгаются, ибо это делает их продвинутыми.

Унижали тебя кто-нибудь и когда-нибудь и как ты на это реагировал?

Не, не унижали. И реагировать не приходилось.

Ты считаешь себя счастливым?

Я не счастливый, я довольный. Это разные вещи, как мне кажется.

Человек может быть реально счастливым только короткое время. А после этого он либо доволен собой и жизнью, или нет.

Кем ты себя видишь в старости?

Старым человеком. Если бы я остался жить в штатах, то я вставал бы в 6 утра, выходил на веранду, пил кофе и читал утреннюю газету. А если бы утреннюю газету к шести еще не привезли (бывает и такое), я бы ждал, пока приедет paper boy и был бы его клюкой, крича, что он лишает меня маленьких радостей жизни. А еще я бы купил себе памперсы для взрослых и ссал бы в них. Иной раз просыпаешься ночью, и ссать охото, и вставать лень. А так поссал в памперс, позвал сиделку Розу Лопес, она подошла к тебе («Да, сеньор Давыдов»), а ты ее по попке пошлепал.

Но так как я в штаты возвращаться не собираюсь, то ничего этого у меня не будет.

Такой состоялся диалог, за что Диме Давыдову — благодарность, от меня лично и надеюсь читателей моего манускрипта.

P. S.

Хотя я понимаю, что моя благодарность, возможно, ему до пятой точки :0).

You may also like
Платите за то, что вам по душе
Свободной, значит бесплатной..